Мы тут ищем

Телеграм канал @booksfromouterspace

booksfromouterspace

без фрейда, к сожалению

6555 подписчиков Необъективно о мозге, так как часто спешу. Если нашли ошибки в постах или хотите что-то прокомментировать, посоветовать или упрекнуть, то пишите @acherm Не делаю рекламу и вп Второй канал: @psycholetters
https://t.me/booksfromouterspace

Посты канала:

"Идеальный шторм", по словам одного из учёных. Аномальные соединения белков > чрезмерная активация микроглии > резкий скачок иммунных белков > разрушение здоровых синапсов и формирование новых бляшек
Я давным-давно смотрел весёлый фильм "Глубокое синее море". Там искали лекарство от болезни Альцгеймера (БА) и для этого вывели очень умных, больших и злобных акул, которые начали есть людей и научного открытия не получилось. В реальности в исследованиях болезни Альцгеймера акул нет, но тем не менее последние несколько лет – переломный период в изучении деменции. Прорыв связан с изучением микроглии и её роли в иммунных реакциях в мозге. Дисрегуляция этого процесса, похоже, ведёт к формированию бета-амилодных бляшек и аномальных соединений тау-протеина – основной причины БА, как считается. На самом деле эту связь обнаружили относительно давно, но считали, что системное воспаление – следствие нейродегенеративных процессов. А теперь новые данные говорят об обратном. Несколько исследований нашли корреляции между генами, участвующими в работе микроглии, и высоким риском БА. В другом эксперименте у ГМО-мышек вызвали системное воспаление с помощью инъекции липополисахаридов, а потом наблюдали формировании бляшек и клубков в ЦНС. Причём выявили такую закономерность: низкие уровни системного воспаления ведут к нейродегенерации, а высокие её предотвращают. И ещё клинические наблюдения: пациенты, принимающие противовоспалительные препараты, к примеру, при ревматоидном артрите, реже страдают от деменции. С другой стороны, о настоящем прорыве говорить рано. Мышиная модель исследования имеет существенные ограничения, а точные механизмы ещё предстоит выяснить. Ну и для исследований на людях нужны подопытные на ранних стадиях болезни, так как нейродегенерация, по-видимому, в какой-то момент становится необратимой. А своевременная диагностика болезни Альцгеймера – ещё одна большая задача для нейронауки. https://www.nature.com/articles/d41586-018-04930-7
Одна из предполагаемых функций дофаминергической системы – наделять события значимостью, как бы утяжелять в восприятии важные для жизни стимулы. К примеру, слова "прокси" и "впн" раньше игнорировались, смешивались с остальным информационным шумом. А теперь, наоборот, заостряют на себе внимание, если, конечно, у вас проблемы с доступом к телеграму. В десятиминутном отличном видео объясняют, как эта дофаминовая функция предположительно искажена при шизофрении. Суть примерно такая: даже малозначимые стимулы начинают приковывать к себе внимание. То есть человек оказывается в мире, где любая мелочь может ощущаться важной и особенной. Это ведёт к бредовым идеям, параноидальной трактовке реальности. Некоторые пациенты описывают свое восприятие перед началом психозом, как мир, в котором стало слишком много смысла: события и вещи связываются непостижимым образом. И эти переживания как раз согласуются с гипотезой о искажениях в функции значимости. Вспомните какое-нибудь своё озарение, когда вы долго о чем-то думали, а потом мозайка резко сложилось. Вероятно, реальность человека с шизофренией состоит из множества таких моментов, только наступают они внезапно и никак не встроены в текущую ситуацию. Значимость повышается не только в отношении внешних стимулов, но и внутренних. Мысли, ощущения, эмоции могут переживаться как озарения. Обычные вроде бы психические события теперь выбиваются из общего ряда и требуют особой трактовки. Перемены в интернальной значимости ведут к вербальным галлюцинациям, когда отчуждается собственный внутренний голос, дезорганизации мышления и синдрому психического автоматизма. Это когда мысли, чувства, ощущения приобретают характер сделанности: идею кто-то вложил в голову, образ в голове – телепатически переданная фантазия другого человека и так далее. То есть бредовые убеждения и галлюцинации являются попыткой трактовать неуловимую странность, появившуюся в мире. Или вроде того. Понятно, что объяснить шизофрению только через эту гипотезу невозможно. Но какие-то полезные идеи и понимание отдельных симптомов она, как мне кажется, даёт. https://www.youtube.com/watch?v=OXsDdY6Xo90&t=487s
Написал обзор на недавнее исследование из журнала Neuropsychopharmacology о том, как один из компонентов конопли помог мышам, пристрастившимся к алкоголю и кокаину. http://goo.gl/Up6sQb
Advances in understanding neural mechanisms of social dominance
В журнале Current Opinion in Neurobiology вышел обзор того, что известно о социальном доминировании. Рассматривают преимущественно исследования с участием грызунов, но люди ведь во многом на них похожи, хоть и поумнее. В тексте кратко о нейроэндокринологии и генетике социальной компетентности. Но я в двух словах расскажу об эффекте победителя. Это относительно устойчивая закономерность, когда организм после череды социальных побед вновь возьмёт свое в следующий раз. То же самое наоборот: несколько проигрышей подряд увеличивают вероятность неудачи в последующем, даже если у организма будет значительное преимущество. Закономерность нашли у грызунов, разных приматов, рыбок, людей и так далее. Почти что закон жизни, но на самом деле нет, особенно у людей, они как раз достаточно умны, чтобы сопротивляться эффекту чаще остальных. Недавние исследования, об одном из которых я уже писал как-то, показали, что за эффектом победителя стоит синаптическая пластичность. В частности важна связь между медиодорсальным таламусом (MDT) и дорсомедиальной префронтальной корой. И это интересно, потому что искусственная активация этого пути вроде как не сделала из мышей сверхагрессоров или бесстрашных искателей власти. Грызуны, похоже, гораздо успешнее обрабатывали информацию, связанную с социальной иерархией, и проявляли упорство. Но это предположения. В ранних исследованиях, в том числе у людей вроде бы, нашли корреляцию: больший объем медиальной ПФК связан с более успешным социальным конкурированием. После шести побед с помощью учёных в tube test мыши продолжили побеждать уже сами – тот самый эффект победителя. Причём эффект, что выявили в других экспериментах, хорошо переносится на разные ситуации. Ещё из интересного: связь MDT–dmPFC важна для рабочей памяти и произвольного внимания, ещё в этом пути обрабатывается обонятельная информация. Это ещё раз показывает, что запахи и социальная иерархия связаны между собой причудливым образом. Из других нейрокоррелятов социальной конкурентности выделяют энергетическую функцию в прилежащем ядре. И это связано с модуляцией тревоги в ответ на ситуации социальной конкурентности. Но многие неясно, к примеру, что конкретно кодируют отдельные популяции нейронов в dmPFC. Как информация о социальном статусе или предыдущей истории столкновений влияет на процесс принятия решений и так далее.
замираю от своей глупости, рассматривая эту картинку
В продолжение темы кетамина и новых подходов в лечении депрессии. В Psychiatric Times небольшой текст о потенциальных антидепресантах. Во-первых, кетамин, ЛСД, псилоцибин и скополамин. Первый – диссоциатив, второй и третий – классические психоделики. Четвертый – делириотик. Хорошая компания. Ещё есть какие-то данные о смягчении симптомов депрессии через опиоидную систему (бупренорфин с самидорфаном) и с помощью некоторых противовоспалительных препаратов: http://www.psychiatrictimes.com/cme/antidepressants-part-2-kinetics-dynamics-mechanisms-action-and-future/page/0/3 На дружественном канале справедливо замечают, что антидепрессивное действие кетамина навряд ли можно объяснить только через плацебо-эффект: http://t.me/neuroscience_plus/239 Ну и в журнале Molecular Psychiatry недавно вышел обзор предполагаемых механизмов того, почему кетамин эффективен при депрессии. Кратко: • дисингибирование пирамидальных нейронов в ПФК. Кетамин, похоже, более склонен блокировать NMDA рецепторы на ГАМК-ергических интернейронах. Из-за этого файринг пирамидальных нейронов повышается > активация AMPA рецепторов > усиленный релиз BDNF, который связывается с рецептором TrkB > синтез белков и активация mTORC1 > нейроны становятся могучими • ингибирование экстрасинаптических NMDA рецепторов, преимущественно с GluN2B единицей, ведёт к активации mTORC1 • блокирование спонтанного релиза глутамата > ингибирование eEF2K, что способствует BDNF передаче • ингибирование NMDA рецепторов в латеральной хабенуле. А повышенная активность нейронов хабенулов коррелирует, например, с ангедонией Все или несколько из этих механизмов могут работать, дополняя друг друга, что и приводит к кетаминовому ад эффекту. статья в открытом доступе: https://www.nature.com/articles/mp2017255
Немного о кетамине. Кто не в курсе, это препарат для общей анестезии, который при субанестетических дозах вызывает диссоциативные состояния. К примеру, одним из частых эффектов является чувство разъединения с телом. Но самое важное о кетамине сейчас – это его антидепрессивное действие. В отличие от классических АД, эффект от которых появляется только через неделю/две/три непрерывного приема, кетамин смягчает симптомы депрессии за два часа. А эффект может длиться неделю или даже больше. Хотя эти данные получены либо на животных моделях, либо на небольших людских выборках с не самым суровым дизайном исследования. В недавнем исследовании нашли существенные корреляции между антидепрессивным действием кетамина и чувством деперсонализации, которое он вызывает. То есть, чем сильнее деперсонализация, тем эффективнее кетамин, как антидепресант. Схожих корреляций с чувством дереализации, амнезией и далее не нашли. Учёные предположили, что кетаминовая деперсонализация и АД-эффект имеет одну нейробиологическую основу, что в целом логично. С другой стороны, блогер нейроскептик пишет, что до сих пор непонятно, насколько велико влияние плацебо-эффекта и схожих феноменов на результаты исследований с людьми. Из-за явных психоактивных свойств кетамина подопытные легко понимают, приняли ли они пустышку или активное вещество. В результате провести слепой и тем более двойной слепой эксперимент сложно. Потому результаты недавнего исследования можно понимать и по-другому: явная деперсонализация – повышенное ожидание подопытного – спонтанное улучшение (это грубое, конечно, упрощение плацебо-эффекта). Нейроскептик предполагает, что какую-то ясность внесёт эксперимент с тремя группами подопытных: экспериментальная кетаминовая группа, пассивное плацебо и группа с активным плацебо. Подопытные из последней категории получат, к примеру, какой-нибудь психоделик, мескалин или псилоцибин. Но и в этом случае испытуемые не должны знать о различиях в переживаниях, которые вызывают кетамин и мескалин. Где найти несведущих в этом врачей и учёных, тоже проблема. http://blogs.discovermagazine.com/neuroskeptic/2018/04/03/what-does-it-all-ketamine/#.WsWPWYESw0O
Понемногу возвращаюсь к вещанию. Извините за долгий период тишины. Лиза Фельдман Баррет в часовой лекции рассказывает, как устроены эмоции, по пути уничтожая почти всё, что обычно про эмоции думают. Включая, например, теорию Пола Экмана, по идеям которого сделали бестолковый сериал "Обмани меня". Экман говорил, что трясущаяся верхняя губа – это всегда про обиду (ну или вроде того), какого жителя земли ни возьми. То есть существуют базовые эмоции и они универсальны для всех людей, как и универсальны их проявления. Баррет сначала приводит данные против такого эмоционального эссенциализма. В реальности найти жёсткие соответствия между определенной эмоцией и определенными паттернами лицевой мускулатуры или конкретными физиологическими проявлениями нельзя. То же самое с нейросубстратом. Как бы ни была привлекательна идея, что гнев в мозге сидит в гипоталамусе, а страх в амигдале, все это как минимум чушь. Вторая часть лекции ещё более интересна, хоть и спекулятивна. Баррет рассматривает эмоции через предиктив кодинг процесс. Есть достаточно влиятельная гипотеза о том, что весь наш сенсорный опыт – результат взаимодействия предсказаний, которые создает мозг, и информации от органов чувств. Получается, всё, что мы видим, чувствуем слышим - что-то вроде сложной, управляемой галлюцинации, которая учится на своих ошибках. По мнению Баррет, аффекты работают по этой же схеме: корковые структуры лимбической системы, которую всегда считали местом, где живут аффекты, вполне себе предиктивны по своим функциям. Дефолтная система, по мнению Баррет, является конвейером, производящем концепты или модели интероцептивного опыта, наделяющие значением поступающие сигналы. А салиенс нетворк выполняет роль детектора ошибок, если упрощено. В итоге эмоции, хоть так и привычно думать, не являются реакцией на внешний мир, которая оттачивалось с незапамятных времён, а теперь приняла несколько самых живучих форм. По Баррет, эмоции – часть большого вычислительного процесса, которым непрерывно занят мозг, чтобы стать успешным предсказателем и победить этот безумный мир. То есть эмоции конструируются и создаются по-новой всякий раз и каждый раз немного по-другому. Или что-то вроде того, не уверен, что понял суть. Ну и ещё одно интуитивное различие или даже противостояние разум-эмоции, которое все используют, тоже умирает в этом контексте. https://youtu.be/h7Mtwds0wW4
Тусклый свет вредит гиппокампу. По крайней мере у мышей так. Грызуны, живущие при плохом освещении, показали низкие результаты в тесте на пространственное обучение. А в гиппокампе у них обнаружили низкий уровень BDNF, скудное ветвление дендритов и недостаток шипиков на них в участке CA1. Хорошая новость в том, что изменения обратимы: несколько недель при хорошем освещении и грызуны стали лучше обучаться и объем гиппокампа увеличился. Удивительно, конечно, насколько гиппокамп подвержен средовым влияниям, хотя свет прямое действие на него не оказывает. Возможно, гиппокамп скукоживается через воздействие продуцирующих орексин нейронов гипоталамуса. Ну и возрастное снижение когнитивных функций тогда можно частично объяснить ухудшением зрения. Но это пока гипотетически. абстракт: http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/hipo.22822/full хорошая заметка в Нейроновостях об исследовании: http://neuronovosti.ru/dimlight/ #гиппокамп
Ментоловые сигареты, оказывается, коварнее обычных. Во-первых, число ремиссий среди ментоловых курильщиков существенно ниже. Во-вторых, те, кто начал курить ментоловые сигареты с большей вероятностью сформируют зависимость от никотина. В недавнем исследовании обнаружили, что ментол действительно усиливает аддиктивные эффекты никотина у грызунов. У мышей и условный рефлекс прочнее оказался и поисковое поведение настырнее. А в вентральной области покрышки никотиновые рецепторы из субъединиц α4α6β2, которые и так чувствительны к никотину, стали ещё более восприимчивы и увеличились числом. В результате повысилась возбудимость, а потому и частота срабатываний дофаминовых нейронов, что, скорее всего, связано с поисковыми поведением и вознаграждающими эффектами никотина. Исследование, конечно, сложнее, подробнее здесь: https://www.nature.com/articles/npp201772?WT.ec_id=NPP-201711&spMailingID=55135132&spUserID=MjQ5NzQzNDE1MjA2S0&spJobID=1262291978&spReportId=MTI2MjI5MTk3OAS2 #никотин #аддикция
Глюкокортикоиды угнетают нейрогенез. Поэтому во время долгого стресса появляется меньше новых нейронов и они хуже выживают. Зато если организм приспособился или стрессор исчез, то процесс вновь выходит на прежние мощности. Но непонятно, отличаются ли появившиеся во время стресса или сразу после него нейроны от других. В недавнем эксперименте проверяли, как работают эти нейроны, дети стресса, на грызунах. В клетку к обычным мышам время от времени подсаживали специально выведенных агрессивных сородичей. Длилось это две недели, в завершающие пять дней испытания учёные промаркировали новые нейроны в субгранулярной зоне. Ну а дальше смотрели за их судьбой. Выводы, если очень кратко, такие. Сразу после стресса повышается выживаемость новых нейронов на 34-42%. То есть происходит гиперкомпенсация наподобие той, какая бывает из-за обогащённой среды или после пространственного обучения. Новые нейроны к десятой неделе хорошо встроилось в слой гранулярных клеток в зубчатой извилине и не отличались от других по плотности шипиков и уровню ветвления дендритов. Дальше интереснее. В задании на пространственное обучение (водный лабиринт с платформой), где как раз участвовали новые клетки, мыши хуже удерживали новую информацию. А при повторных таких же стрессах эти нейроны и вовсе, похоже, выключались из пространственного обучения. И ещё новые стрессы, схожие с предыдущим, оказывали большее влияние на маркированные нейроны (число шипиков, к примеру, резвее уменьшалось). Можно даже подумать, что эти нейроны настроены на специфический тип стресса, как некое приспособление заранее. Ну и ещё: усиленный нейрогенез произошел, когда мыши все ещё терпели злобных гостей. По-видимому, уже установилась новая иерархия и подопытные грызуны оказалось в её низу. Научились избегать столкновения и лишний раз не показываться на глаза (снижение поискового и исследовательского поведения, общая пассивность). И именно это поведение, похоже, было в какой-то мере ассоциировано с нейрогенезом. То есть много новых нейронов не всегда хорошо. Возможно, это ведёт к ригидным способам поведения или даже расстройствами настроения у людей. Хотя эта идея не нова (ну и все рассуждения умозрительны). https://www.nature.com/articles/s41380-017-0013-1 ссылка на скачивание pdf: https://vk.com/doc4671767_459065003 #нейрогенез
Благодаря необыкновенному успеху человека как вида мы питаемся более насыщенно и регулярно, чем когда-либо раньше. Человек в развитом современном обществе, питаясь 3 и более раз в день, периодически восполняет запасы гликогена. При истощении гликогена после 10-14 часов голодания или 1 часа упорных физических упражнений основным энергетическим ресурсом тела становятся кетоновые тела. Переход к кетозу снижает интенсивность процессов в нейроне через основной, чувствительный к энергетическому состоянию, переключатель - mTOR. Синаптическая пластичность, наоборот, становится больше. Организм переходит к состоянию повышенной устойчивости к стрессу. Сигналлинг инсулиноподобного фактора роста IGF1 тоже, ожидаемо вслед за BDNF, растет. Это сопровождается падением самого IGF1 в крови, и ровно так же происходит с инсулином: инсулина меньше, чувствительность клеток к нему больше. Также кетоз сопровождается такими восстановительными процессами, как репарация ДНК, экспрессия антиоксидантных и анти-апоптотических белков. Лишенный ресурсов, организм тратит запасы на поддержку готового к поиску пищи состояния мозга. После потребления пищи и обратному переходу к глюкозе как основному источнику энергии включается mTOR, начинается синтез белков, синаптогенез, биогенез митохондрий чтобы обеспечить большую энергетическую устойчивость. Несмотря на падение высоких кетоновых показателей трофических факторов, повышается нейропластичность. Белки-энергетические переключатели (mTOR, сенсор энергетического статуса клетки AMPK) действуют на пластичность двояко. При переходе в низкоэнергетическому режиму пластичность растет, но продолжительно низкий энергетический профиль снижает пластичность. Поэтому чередование циклов низкого потребления энергии из кетоновых тел и глюкозы важно для поддержания синаптической пластичности, нейрогенеза и даже, как показывают исследования, лучших когнитивных и эмоциональных показателей. Подобные циклические программы потребления пищи и упраженений, как голодание 16 часов в сутки или сниженное потребление калорий каждый второй день, улучшают восстановление после травм ЦНС и повышают устойчивость к нейродегенерации, почему и могут найти применение в терапии. Intermittent metabolic switching, neuroplasticity and brain health https://www.nature.com/articles/nrn.2017.156
Написал обзор на октябрьское исследование связи между аутизмом, иммунной системой, нарушениями сна и ЭЭГ-ритмом. Получилось много слов, так что, кому интересно, идите по ссылке. https://goo.gl/nxmU2M #аутизм
Черничный уксус исправил вредные эффекты скополамина у мышей. Выяснили это учёные из Южной Кореи. С помощью скополамина моделируют нейродегенеративные процессы: он вызывает амнезию, ведёт к оксидативному стрессу и так далее – почти как при болезни Альцгеймера. Черничный уксус, во-первых, ингибировал ацетилхолинэстеразу, в результате сигналинг ацетилхолина восстановился. Во-вторых, помог антиоксидативному процессу. И в-третьих, повысил уровни BDNF и CREB белков в гиппокампе. И главное: регулярно пробовавшие уксус мыши, несмотря на туман скополаминового забвения, нашли верный путь из зловещего лабиринта, который построили учёные. Захотелось черники, хотя понятие не имею, когда её ел и на что это было похоже. http://pubs.acs.org/doi/10.1021/acs.jafc.7b03965#/doi/10.1021/acs.jafc.7b03965
ГМО-мышки, включение и выключение нейронов с помощью света, красивейшие и неземные фотографии гиппокампа – обо всём этом в неплохом тексте о текущих исследованиях памяти, а конкретнее о лаборатории Судзуми Тонегавы. Тонегава в 1987 году получил Нобелевскую премию за исследования в иммунологии (генетический принцип разнообразия антител). А потом резко сменил направление и занялся молекулярными основами запоминания, где опять в авангарде прогресса. Его лаба прояснила различия в механизмах запоминания и извлечения воспоминаний. То, что это два самостоятельных процесса, предполагали давно. Хотя бы на основе клинических случаев. Но именно Тонегава с коллегами выяснили различия в нейромеханизмах. Второе и более контринтуитивное открытие – молчаливые или тихие энграммы (silent engrams). Писал немного об этом исследовании в канале прошлой весной. Если коротко, то новые знания оставляют след сразу в двух местах: в гиппокампе и префронтальной коре. Но энграммы в ПФК какое-то время молчат. Почему и зачем это происходит, остаётся непонятным. Ещё более странно, что тихие энграммы не требуют синтеза белков. Память скорее кодируется в контуре соединений, а усиление синапсов нужно, чтобы новыми знаниями можно было пользоваться. В голову сходу приходят десятки возможностей, как новые данные использовать. От маловероятных до вполне реальных. Если включить режим научного фантаста, то легко предположить, что на свет сознания можно вытащить все воспоминания, которые до этого времени почему-то дремали в мозге. Но мозг не склад пыльных воспоминаний, конечно, поэтому открытие, скорее всего, послужит для нового лечения нейродегенеративных расстройств, то есть появляется возможность фиксить серьезные проблемы с запоминанием. Собственно, у грызунов уже искусственно включали эти энграммы через оптогенетику или с помощью белка PAK1. Какой эффект такая активация произведет на человека ещё предстоит выяснить, но уже волнительно. https://www.quantamagazine.org/light-triggered-genes-reveal-the-hidden-workings-of-memory-20171214/#comments весенний пост об исследовании молчаливых энграмм: http://t.me/booksfromouterspace/155 и вот ещё заметка в Нейроновостях о последних открытиях лаборатории Тонегавы: http://neuronovosti.ru/silent_engrams_article/ #память
Всех с наступающим. Канал, как уже понятно, пока на каникулах)
Злоупотребление алкоголем, как выяснили в недавнем исследовании из Translational psychiatry, ведёт к преждевременному старению мозга. Один из основных и наглядных признаков старения мозга – уменьшение объема серого вещества, но разные участки по-разному уязвимы к этому процессу. И вообще вся машинерия эйджинга нервной ткани ещё достаточно не ясна. Поэтому об аналогии можно говорить только с некоторыми оговорками. В исследовании сканировали мозги 119 подопытных с алкогольной зависимостью и 92 мозга относительно здоровых добровольцев. В примерно сотне участков мозга нашли соответствия (схожие показатели уменьшения объема) между возрастным изменениями и, похоже, следом неуёмного потребления этанола. Эффект зависит от возраста: у 20-30 летних эффекта не выявили, следующее десятилетие — около четырех лет плюсом, а в 60 лет – мозг на одиннадцать лет старше. В более раннем исследовании хронические алкоголики проходили много нейропсихологических тестов. Потом их результаты сравнивали со средними возрастными результатами в этих же тестах. Выводы получили примерно те же. Причины, почему алкоголь производит такое действие, не очень понятны. Но вообще метаболиты спирта производят огромное число эффектов на мозг. А при длительном потреблении происходит нейроадаптация к этим сдвигам. Например, снижение числа дофаминовых рецепторов в мезолимбическом пути, повышение числа NMDA рецепторов, что связывают с некоторыми симптомами абстинентного синдрома. Плюс, похоже, задействованы эпигенетические механизмы (к примеру, (де)ацетилирование гистонов), что и приводит к стойкости тяги, возможно. https://www.nature.com/articles/s41398-017-0037-y#ref-CR11 #аддикция #алкоголь
Социальное обучение в сочетании с флуоксетином сделало из враждебных крыс добряков. У крыс, как и у людей, детские потрясения нередко ведут к абнормальной агрессивности во взрослом возрасте. Одна из самых явных причин – социальная изоляция или отвержение в сенситивный детский период. Это когда мозг чрезвычайно пластичен. Логично было бы предположить, что поместив такую уже взрослую крысу в уютную и добрую стаю сородичей, враждебность уйдет под влиянием нового опыта. Но это плохо работает: крысы склонны вновь нападать при малейшем изменении обстановки. Что-то похожее у людей: групповые занятия по управлению гневом не так эффективны, как хотелось бы. Стойкость агрессии можно объяснить тем, что сенситивный период закончился и отклик мозга на новый опыт слабый. То есть конфигурация, полученная в детстве, сохраняется. Например, низкая экспрессия Bdnf в амигдале и инфралимбической коре (ИК). Плюс, похоже, важна связь вентральный гиппокамп-ИК. Чем она прочнее, тем лучше животное контролирует агрессию: проекции нейронов гиппокампа там конкурируют с проекциями других лимбических структур и таким путем снижает агрессию. В новом исследовании снижали агрессию через социальное обучение и флуоксетин. Это антидепресант, который недавно заподозрили в том, что он заново открывает (хотя бы немного) сенситивный период. Только флуоксетин или только ресоциализация враждебность сильно не снижали. Крысы все равно нападали чаще и кусали в уязвимые места (шея, голова – крысы умные и не хотят причинять сильные повреждения сородичам, а только обозначить место в иерархии). А вот препарат плюс ресоциализация враждебность убрали. И уровни bdnf-trkb сигналинга восстановились и связь гиппокамп-ИК лучше заработала. В общем, пример того, как психофармакология может хорошо работать вместе с психотерапией, наверное. https://www.nature.com/articles/npp2017142?WT.ec_id=NPP-201801&spMailingID=55553822&spUserID=MjQ5NzQzNDE1MjA2S0&spJobID=1302103555&spReportId=MTMwMjEwMzU1NQS2 #агрессия #нейропластичность #флуоксетин #bdnf