Мы тут ищем

Телеграм канал @biggakniga

biggakniga

Толще твиттера

13132 подписчика
https://t.me/biggakniga

Посты канала:

Ну наконец-то. Четвертый том детективного сериала про Корморана Страйка выйдет в сентябре. https://twitter.com/RGalbraith/status/1016672613169541121
Прокомментировала для Wonderzine результаты "Золотого Букера" – и весь короткий список заодно. "Пишет Найпол совершенно при этом беззлобно, но с каким-то конрадовским внутритекстовым чувством тьмы, и многие его герои — это такие осколки большой некогда империи, утратившие связь с целым в том числе и внутри себя. Иногда это комично, иногда это литература без анестезии, но это, в общем, такой огромный британский дед, перед которым современная литература до сих пор замирает в «почтительном пардоне»: не далее как в прошлом году англо-индийский автор Нил Мукхерджи, например, написал роман-оммаж тому самому букеровскому роману Найпола «A State of Freedom» о рассыпающейся на части Индии — внутренней в том числе." https://www.wonderzine.com/wonderzine/entertainment/books/236537-best-book-of-the-last-50-years
По результатам читательского голосования "Золотого Букера" получает "Английский пациент" Майкла Ондатже. Вот что Рейф Файнс животворящий делает. https://www.nytimes.com/2018/07/08/books/the-english-patient-golden-man-booker-prize.html
Guardian начала публиковать мой любимый у них ежегодный материал о том, что известные писатели читают летом. Чимаманда Нгози Адичи предсказуемо читает свежий роман о феминизме Мег Волитцер, Барнс, как всегда, тонок и умен - биографии, поствоенный Париж. Мой любимый Себастьян Барри рекомендует мою не менее любимую Салли Руни (веселая ирландская юная писательница, шутка ли). Мэри Бирд читает Камиллу Шамси: "Антигона", положенная на злободневность (выйдет в Фантом Пресс осенью). Джонатан Коу читает письма Флэнна О'Брайена, и рекомендует роман, который я уже давно хочу прочесть: Old Baggage Лиссы Эванс - о суфражистках, которые добились избирательного права для женщин и теперь не знают, куда бы еще приложить силы. Обожаемая Дебора Леви в своем выборе книг еще умнее Барнса (сюрреалисты, Аполлинер), а я меж тем всем рекомендую ее мемуары в двух частях, которые она начала писать после того, как у нее в пятьдесят лет развалился долгий брак, и она начала жизнь сначала, нам вообще нужно больше переведенной Леви. Хилари Мантел читает мемуары барристера-анонима о том, как устроена система криминального правосудия в Англии и Уэльсе. Сара Перри, спасибо за честность, читает свежего Стивена Кинга и пруфы второго романа Нелл Стивенс (это та, которая написала Bleaker House, полуавтобиографический роман о том, как женщина пишет роман на антарктической станции или что-то в этом роде). Салли Руни читает автофикшен Оливии Лэнг "Крудо": роман о том, о сем и о нас всех. Салман Рушди перечитывает классику. Богическая Али Смит нацелилась на новый роман Майкла Ондатже. И Сара Уотерс читает свежий роман Руперта Томсона Never Anyone But You, который я тоже уже купила - о художниках-сюрреалистах и антифашистах Клоде Каоне и Марселе Море, которые на самом деле были женщинами. https://www.theguardian.com/books/2018/jul/07/summer-reading-writers-recommend-part-one-hilary-mantel-yuval-noah-harari-chimamanda-ngozi-adichie
Была сегодня на записи книги: Кирилл Радциг читал "Здесь была Бритт-Мари". Узнала, что по правилам нужно говорить "пиццЕрия" и "со скатертЯми". Не буду даже говорить вам верное ударение в слове "куркума", вы не поверите.
Слушайте, я тут недавно стала главным редактором аудиосервиса по подписке, называется Storytel. Работает все очень просто: скачиваете приложение, слушаете бесплатно 14 дней, потом платите по 449 рублей в месяц за доступ ко всей библиотеке аудиокнижек и лекций. У нас их много, а будет еще больше, и у нас нет никаких ограничений – никаких там вип-подписок, премиум-аккаунтов и прочего. Более того, сейчас я внизу дам ссылку: если вы перейдете по ней и зарегистрируетесь в нашем приложении, то сможете пользоваться им бесплатно 30 дней. Просто вот такой подарок читателям канала. Давайте расскажу, какие книжки мы недавно залили в наше приложение, чтобы вы понимали, что у нас можно послушать: 1) «Американха» Чимаманды Нгози Адичи, публицистический роман о разностях культурного восприятия, но более всего – о Нигерии, у которой неожиданно много общего с Россией (и это не то чтобы плохо), 2) «Жизнь как сказка» Алены Долецкой – ну, тут все понятно, как человек, который проработал четыре года в CondeNast, могу сказать, что это прямо такое отличное учебное чтение, для тех, кто интересуется историей глянца и вообще производственными жанрами. Более того, Алена записала книжку с друзьями в режиме квартирника, это дико весело. 3) Мемуары Наины Ельциной – тоже все понятно, если интересуетесь свеженькой историей, вот вам живейший рассказ. А также: «Тонкое искусство пофигизма» Марка Мэнсона, книжки Панчина и Якутенко из лонг-листа «Просветителя» и куча лекций. В общем, регистрируйтесь по ссылке и слушайте все это 30 дней бесплатно. Там нужно будет привязать карту, но, если не захотите продлевать подписку, просто не забудьте ее отвязать. Все технические вопросы задавайте нашей техподдержке: support@storytel.ru, удачного прослушивания. ССЫЛКА ДЛЯ РЕГИСТРАЦИИ: http://storytel.ru/biggakniga
https://twitter.com/AlexandraPring/status/1005048514995544065
Донна Тартт вчера выступала в Англии на фестивале Writing and Ideas, разговаривала с Риком Страудом о творчестве (зависть, зависть). Тот спросил, много ли ей всего пришлось разузнать о наркотиках, когда та писала "Щегла". На что Тартт ответила: "Я училась в Беннингтоне вместе с Бретом Истоном Эллисом. Так что - нет". https://twitter.com/AlexandraPring/status/1005166268369063936
Смотрите, какая новость. Американская писательница Лара (это важно!) Прескотт отхватила полтора миллиона фунтов аванса за свой дебютный роман, посвященный – внимание – истории того, как был написан и опубликован роман Пастернака "Доктор Живаго". Црушечка, шпионы, литература как оружие и рассказ о том, как просочить дозу русской души за железный занавес. Так вот, дорогие русские писатели, за какой психологический дойный сосок нужно, оказывается, было хватать советскую травму. https://www.thebookseller.com/news/debut-novel-bought-2m-us-hutchinson-snapping-uk-rights-800786
Не так давно прочитала пост моей знакомой Ники о сложностях отношений с чтением: иногда всё не то, ни одна книга не прет, и сериальчик такой интересный, а список непрочитанного растет вместе с чувством вины; или наоборот — читаешь, лишь бы читать, без подлинного восторга. Задумалась, как это устроено у людей, для которых чтение — часть работы и профессиональная обязанность, и решила спросить напрямую. В первом выпуске — сразу прекрасная Анастасия Завозова, критик и переводчица «Маленькой жизни», «Щегла» и «Девочек»: «Мне не очень интересны какие-то выставки или фестивали, но книга — любая книга — это всегда часть меня. Встал поутру, привел в порядок планету и сразу почитал книгу, по-другому как-то и не выходит». Интервью по ссылке https://clck.ru/DXM8o
Международного Букера получила Ольга Токарчук, и это тот случай, когда сказать особенно нечего, потому что, с одной стороны, все очень заслуженно, а, с другой - давно пора, потому что другие весомые претенденты в списке, Хан Ган и Ласло Краснохоркай, уже получили нормальную дозу паблисити в англоязычном мире (и по Букеру тоже). Токарчук равна им по весу, мощи и значимости, но пока что тут менее известна, поэтому Международный Букер и вышел без сюрпризов, зато весь продуманный. https://bookmarks.reviews/olga-tokarczuks-flights-has-won-the-2018-international-man-booker-prize/
Проникаюсь все большей нежностью к русской литературе второго ряда, которая, конечно, пожухла, утратив актуальность, но временами все равно осталась какой-то невыразимо свежей. Вот, например, целомудреннейший эротоман Арцыбашев, убирая авторское внимание от "кромки чулка", вдруг выдает в 1915 году по-настоящему смешное: "Возле гамака, прямо на земле, поджав одну ногу и опершись рукой на горячие жесткие иголки, сидел студент Коля Вязовкин. У него было круглое, как-то все книзу, действительно баранье лицо, с выпуклым лбом и глупыми влюбленными глазами. Сидеть ему было жарко и неудобно, и он жестоко страдал от любви. Боже, какой прелестной казалась ему Нина, висящая в тонкой сетке гамака, сквозь которую ему были видны все линии ее молодого тела и нежный профиль, золотившийся мягким солнечным загаром.Коля Вязовкин сильно потел в своей черной кургузой тужурке с инженерными наплечниками и терзался невыносимо, но ничего путного о своей любви сказать не мог. Во-первых, он страшно боялся Нины, а во-вторых, не выговаривал буквы "л". Вместо "люблю" у него вышло бы "вубью", и это лишало его последней энергии". ("Женщина, стоящая посреди", 1915)
Wodehouse Prize (приз за самый смешной роман года на английском языке) в этом году вручать не будут, потому что ни один из 62 выдвинутых на премию романов не рассмешил членов жюри. Ну, хоть новость смешная получилась. https://www.theguardian.com/books/2018/may/16/wodehouse-prize-for-comic-fiction-withheld-after-judges-fail-to-laugh
Поразительно, конечно, насколько у нас не переведены некоторые книги. Не какая-нибудь забытая, например, классика, над которой карамельной слезой плачет писавший по ней монографию литературоведик. Не заумь, похожая на тест окулиста – кто дочитал до нкибмшыб, тот и молодец. А вполне могучие бестселлеры, номинанты на Пулитцер и лауреаты тогда еще "Оранжа", до дрожи читабельные толстые романы, которые с 1998 года лежат в оригинальном виде и дожидаются своего читателя. Мне не удалось найти никаких следов перевода романа Барбары Кингсолвер The Poisonwood Bible, о котором я как раз и говорю и, кажется, только если интернет не научился отлично заметать следы, его у нас и не переводили вовсе. Меж тем это на удивление классичная, что ли, книга: ровная, многоголосая, с равными долями горя и юмора – о семействе баптистов, которые в шестидесятых поехали осваивать Африку и оказались там не в своей, разумеется, тарелке, потому что хорошо, конечно, сегрегировать чернокожих, попивая сок у себя на Юге, но в Африке все становится с ног на голову и семейство Прайсов оказывается, конечно, на голове. Кому-то это помогает: например, Ада Прайс, единственный в семье ребенок с инвалидностью, с радостью замечает, что тут на нее никто не показывает пальцами, потому что тут у всех не хватает какой-нибудь части тела, так кого там из местных будет волновать, что она немая и не владеет правой стороной тела. В общем, пока что это просто удивительно такая книжка из прошлого, когда никто не чурался толстых романов и многоголосицы, написанная густо и хорошо. Может, дальше и испортится, но как-то не верится.
Начала читать "Совершенство" Клэр Норт. Автор написал две великолепные первые главы, а потом как-то сдулся; не то что стало совсем плохо или неинтересно, но я за книги, где все ровно в начале и в конце фейрверки.
Романы Клэр Норт – это моя личная читательская трагедия. Помню, как году в 2015 я прочитала чуть ли не самый лучший развлекательный роман года: The First Fifteen Lives of Harry August, где было все, что нужно увлекательному сюжетному чтению. Роман был недубово написан, отлично выстроен и от него пахло свежей, крепкой авторской фантазией. Поэтому когда вышли следующие романы Клэр Норт, (а пишет она довольно быстро), я сразу кинулась их читать, и... И, в общем, они оказались совсем другими. От них по-прежнему веяло крепчайшей авторской фантазией и новизной, но из них полностью пропал сюжет. Точнее, он держался где-то две-три главы, а потом рассыпался на какое-то мелкое подсюжетье, перемежаемое длинными тирадами главных персонажей о социальном несовершенстве мира. После "Гарри Августа" я прочла Touch – сначала там было что-то непередавамо увлекательное о сущности, у которой нет своего тела, но которая может захватывать чужие тела. С середины книги сюжет ополз в пластилиновый ком постов о недосягаемости любви (фейсбучного примерно уровня) и любительского травелога. В конце все, кажется, взорвалось. Затем я прочла The Sudden Appearance of Hope (по-моему, вот о ней как раз пишет Таня Наумова). Там тоже было такое начало: о самой лучшей воровке мира, которую просто никто не может запомнить, которая решает отомстить людям, создавшим суперприложение по бодишеймингу (типа будь красивой и мы пустим тебя в рай, или умри, жирная корова). И все так закручивается, но закручивается, чтобы развязаться каким-то сюжетным пуком, снова уйти в речи о несовершенстве мира, травелоги и отрывок, взгляд и нечто. Тоскую ужасно, но, знаете что. Недавно купила еще один роман Клэр Норт, потому что очень, очень хочу прочесть еще одного "Гарри Августа" и, наверное, так и не потеряю надежды.
Не уверена, что телеграм заблокируют или заблокируют как-то очень прочно, но на всякий случай – я еще пишу о книгах у себя в фб. В любом случае, я уверена, что все будет хорошо. https://www.facebook.com/anastasia.zavozova
Список лучших британских авторов – по результатам опроса британских литературоведов и критиков Nominated authors – in order of total number of nominations Ali Smith “Not an idiot. An idiolect. That’s what he is, a language no one else alive in the world speaks. He is the last living speaker of himself.” Hilary Mantel “But look, never mind all this. Queens come and go. So recent history has shown us.” Zadie Smith “What do we want from our mothers when we are children? Complete submission.” Kazuo Ishiguro “In any case, ogres were not so bad provided one did not provoke them.” Eimear McBride “Lo lay London Liverpool Street I am getting to on the train. Legs fair jigged from halfway there.” Colm Tóibín “I am praying to no gods. I am alone among those here because I do not pray and will not pray again.” Nicola Barker “We are innocent. We are Clean and Unencumbered. Every new day . . . we are released once more from the tight bonds of History.” Alan Hollinghurst “Now the lane was a little black canyon, its gabled and chimneyed rim just visible to us against the deep charcoal of the sky.” Anne Enright “There were six Madigans. Five was a whole new angle, as he moved the cake slice through the ghost of a cross and then swung it eighteen degrees to the side.” Sebastian Barry “There didn’t seem to be anything alive, including ourselves. We were dislocated, we were not there, now we were ghosts.” Jon McGregor “In the morning the rain started up once again . . . . On the moor there were flags marking where the parents said they’d walked.” David Szalay Kevin Barry Deborah Levy Tom McCarthy / Sally Rooney Kamila Shamsie Claire-Louise Bennett / Rachel Cusk / Gwendoline Riley / Sarah Waters
В любом случае, давно хотела рассказать вам вот об этой статье. В Британии опросили 200 критиков, литературоведов и прочих, допустим, что-то понимающих в литературе людей и на основании их ответов составили список "новых елизаветинцев": самых лучших, важных и просто прекрасных британских писателей сегодняшнего дня. (Для тех, кому лень будет лезть по ссылке, список выложу отдельным постом.) Но, самое важное, что возглавила список Али Смит. Али Смит! И это удивительная правда, потому что, наверное, даже Исигуро, даже Барнс, даже - да никто другой не пишет по-английски так хорошо, так точно и с такой огромной, почти физической любовью ко всей предыдущей литературной традиции как Али Смит. У нас ее наконец издадут и даже скоро. Выйдет ее "Осень" – первая книга "сезонного" квартета в переводе Валерия Нугатова. Там Китс, похрустывающая бурая ноябрьская листва, немного абсурда на почте, любовь и история. В общем, друзья, хорошие новости тоже есть. https://www.the-tls.co.uk/articles/public/best-british-and-irish-novelists-today/